?

Log in

No account? Create an account

НАБЛЮДАТЕЛЬ


Не знал

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *

Расскажу один случай, который может быть даже интересен историче­ски. Нам прислал свои воспоминания о 1917–1918 годах доктор Иван Иванович Манухин. Манухин — известный врач, ученый, много лет ра­ботал в Пастеровском институте в Париже. Политически Манухин был человеком левого лагеря, дружил с Максимом Горьким, был хорош с многими членами Временного правительства. И в своих воспоминаниях он рассказывал, как следственная комиссия Временного правительства послала его в Петропавловскую крепость, в Трубецкой бастион, освиде­тельствовать заключенных там царских министров, из которых многие жаловались на разные недомогания. Манухин с удовольствием согла­сился, ибо, как он пишет, “хотел хотя бы врачебной помощью облегчить тяжелое положение этих несчастных монархистов”. Он поехал, и состоя­нием одного заключенного — бывшего директора Департамента поли­ции Белецкого — Манухин был потрясен: Белецкий оказался заключен в абсолютно темный карцер, очень тесный, так что он не мог встать, и си­дел в этом карцере на хлебе и на воде. В крепости Манухин узнал, что та­кое заключение предписано Белецкому по “личному распоряжению Ке­ренского”. Манухин возмутился. Поехал к представителям Временного правительства и заявил, что если Белецкого немедленно не освободят из карцера, то он отказывается от своей работы в Петропавловской крепо­сти. Белецкого, разумеется, тут же перевели из карцера в обычную каме­ру.

Но упоминание Манухиным факта, что в темный карцер Белецкий был посажен по “личному распоряжению Керенского”, поставило редак­тора Карповича в тяжелое положение. Не напечатать воспоминания Ма­нухина нельзя, воспоминания очень интересны. Но напечатать “о лич­ном распоряжении Керенского” — тоже нельзя: Керенский был сотруд­ник “Нового журнала”, и Карпович был очень дружен с Керенским. Он знал, что упоминание о таком “личном распоряжении” чрезвычайно расстроит Керенского. Керенский был очень импульсивный человек; к тому же в эмиграции Керенского и без того травили с разных сторон. Как же тут быть? Пришлось Карповичу писать длинное письмо доктору Манухину о том, что произойдет с Керенским, если оставить в воспоми­наниях это его “личное распоряжение”. Но все уладилось. Манухин по­нял и Карповича, как редактора и друга Керенского, понял и возмож­ность тяжелой реакции Керенского. И “личное распоряжение” было в воспоминаниях опущено. Кстати, я А.Ф.Керенского знал довольно хоро­шо и могу засвидетельствовать, что жестоким человеком он совершенно не был. Вероятно, это “личное распоряжение” было каким-то случайным демагогическим жестом для “революционной демократии”, о котором и сам Керенский, наверное, забыл.




Роман Гуль. Я унес Россию.
* * *
* * *
[User Picture]
On July 29th, 2018 03:47 pm (UTC), raspak commented:
Печалька в том, что это все не доказательства, а так... Мало что вообще можно теперь доказать.
[User Picture]
On July 29th, 2018 04:17 pm (UTC), curiosus002 replied:
Как раз это, наверное, не слишком сложно проверить.
* * *

Previous Entry · Leave a comment · Share · Next Entry