December 19th, 2013

Don Basilio

Дочитываю Вяземского

Старик Радзивил, помещик славной Аркадии, когда пеняли ему, что мало дает он денег сыновьям своим на прожиток, отвечал, что довольно и того, что дает он им свое имя, которое им не следует. В глубокой старости своей потерял он память и часто спрашивает жену свою: "А кто бишь отец Валентина, я никак не могу вспомнить?" Один из Радзивилов был сын нашего варшавского посла Стакельберга, другой - сын герцога Lauzun и т.д.

* * *

Государь Павел Петрович обещал однажды быть на бале у князя Куракина, вероятно, Алексея Борисовича. Перед самым балом за что-то прогневался он на князя, раздумал к нему ехать и отправил вместо себя Константина Павловича с поручением к хозяину. Тот к нему явился и говорит: "Государь император приказал мне сказать вашему сиятельству, что вы, сударь, ж.., ж... и ж..." С этими словами поворотился он направо кругом и уехал.


Князь П.А. Вяземский. Старая записная книжка, ч.III.
Rudolf

Еще Вяземский

Третьего дня, или правильнее, третьей ночи, во время бессонницы принялся я за записки Шишкова. Что за дичь в манифестах своих заставлял он подписывать бедного императора Александра.<...> Несмотря на тоску свою, мне почти забавно было видеть, как бедный моряк с трудом уживался с военными тревогами главной квартиры. То объезжает он большие дороги, чтобы не попасться в плен французам, то по проселочным дорогам боится, чтобы не опрокинули его с коляской. И все это рассказывает он с каким-то ребяческим простосердечием. Вообще все его путевые впечатления и замечания совершенно детские. А между тем на досуге сочиняет он манифесты не только по заказу императора, но иногда и для своего собственного удовольствия на всякий случай. Как государь ни безразлично и слепо подписывал подобные его бумаги, но случалось, что и он догадывался иногда о неприличии и невозможности говорить то, что заставлял его говорить Шишков. Один из таких несостоявшихся манифестов, после Лейпцигского сражения, Шишков кончает следующими словами: Сего ради повелеваем: да отворятся во всем пространстве области нашей все Божественные храмы, etc.etc., да прольются от всего народа горячие слезы благодарности и проч. и проч.
Довольно забавно заставлять государя говорить: повелеваем плакать.

Князь П.А. Вяземский. Старая записная книжка, ч.III.